Японский язык

Японский язык считается самым трудным в мире. Возможно, для самих японцев он труден не менее, чем для всех остальных. Одна из трудностей заключается в наличии разных форм   речи, выражающих вежливость, почтение и формальность. Все три тесно связаны между собой, но при этом совершенно различны.

Письменный японский   и устный японский тоже существенно отличаются друг от друга, особенно в бизнесе. Если вы будет говорить так, как пишете в деловой корреспонденции, вас примут за пришельца из прошлого века. С другой стороны, если вы напишете деловое письмо так, как говорите в обычной жизни с близкими друзьями и давними коллегами, то скорее всего получите уведомление об увольнении — написанное, разумеется, по всей форме.

Конечно, такого сорта различия есть и в других языках, но самое кошмарное в японском языке — это наличие своей отдельной лексики для каждого стиля речи -вежливого, почтительного, формального и неформального. Но если вы овладели этой премудростью, то сам черт вам не брат. Вы, к примеру, уже не задумаетесь над тем, как правильно пригласить гостей к трапезе. Если вы назубок помните нужные   фразы  и поздравительные клише по поводу смены времен года, то вам не придется ломать голову, как начать деловое письмо.

Иностранцы, изучающие   японский язык, не должны забывать о различиях между мужской и женской формами  речи. Многие мужчины-иностранцы, говоря по-японски, вызывают смех окружающих, потому что учили язык у своих подружек-японок. Для иностранки употребление грубых мужских форм будет еще позорней.

Как существует множество способов выразить одну и ту же мысль или понятие, точно так же одно выражение может служить на все случаи жизни. Слово «домо» означает: «спасибо», «привет», «здорово», «давненько не виделись», «ужасно извиняюсь», «хорошо-хорошо» — и прочее. Нет способа сказать четко «да» или «нет» — по крайней   мере так, как эти слова понимаются на Западе. «Хай» чаще всего переводят как «да», однако на самом деле оно означает: «Я слышал вас и понял вас, и теперь думаю, что ответить». Иностранцы зачастую принимают «хай» за согласие, тогда как на самом деле за ним скрывается прямо противоположное.

Есть способ сказать обыкновенное «нет» — только в тех случаях, когда отказ не вызовет обиды. Но японцы знают, когда они подразумевают «нет», даже если не произносят его вслух. «Я подумаю об этом» — это форма очень твердого отказа. А уж если японец втянет воздух между стиснутыми зубами и затем выпустит его с глубоким выдохом: «Са-а-в-а-а…» — это знак того, что нужно все начать сначала.

Далее письменный японский. В Японии не было своей письменности, пока в 6-м веке буддийские монахи не привезли из Китая священные сутры. К несчастью для всех, очень скоро стало ясно, что иероглифы, идеально подходящие для китайского языка, где нет окончаний, абсолютно не годятся для японского письма. В итоге решение было найдено: придворная знать начала говорить по-китайски, чтобы можно было записать их слова. Но это тоже сработало плохо, и в течение последующих веков появился языковой гибрид: к каждому китайском иероглифу добавилось по меньшей мере два разных чтения. Они употреблялись в зависимости от контекста: когда нужно, брали китайский вариант, в других случаях более подходил японский.

Чтобы бегло говорить и читать по-японски, нужно знать китайские иероглифы — кандзи, — используемые в японском языке (минимум составляет 2 000-, образованные японцы знают 5 000 и даже 80 000 иероглифов, в некоторых из которых более 30 черточек). Плюс две слоговые азбуки — хирагана и катакана: первая для записи исконно японских вещей и понятий, вторая — для заимствованных предметов и иностранных имен. Но это — слишком   простое объяснение гибридной фонетики и пиктографиии письменного японского языка.

Возможности его беспредельны, и в нем на каждом шагу ловушки и западни.     Миссионеры, пришедшие в Японию из Европы в 19 веке, были убеждены, что японский язык — это изобретение дьявола, препятствующего им в их работе. Современные студенты, изучающие японский, — будь то иностранцы или сами японцы, — могут верить или не верить в дьявола, но, без сомнения, испытывают те же чувства.

Отрывок из:

Кадзи С., Хама Н., Райс Д. Эти странные японцы. Пер. с англ. Г.Дуткиной и Д.Дуткиной.   — М.: Эгмонт Россия Лтд., 2000.
Название на языке оригинала:   Sahoko Kaji, Noriko Hama, Jonathan Rice.
The Xenophobe’s Guide to the Japanese  (c) Oval Projects 1999 (c) Перевод на русский язык «Эгмонт Россия Лтд», 2000

Copy link
Powered by Social Snap